February 9th, 2011

На Покрову-2006

Елена Белозерская: Я не знаю, как назвать ту страну, в которой мы живем сейчас. Малороссией?

Интервью со мной, которое вышло сегодня на "Фразе".
Не очень удачное, потому что давала я его, будучи ужасно уставшей, и это чувствуется. Кстати, это интервью - наглядная иллюстрация и объяснение, почему я не люблю редакторов и стремилась всегда иметь собственный ресурс :)
Журналистка, бравшая у меня интервью, присылала мне готовый текст, он начинался словами "Елена Белозерская – популярный блогер и профессиональная журналистка". Про журналистку редакторы выбросили :)


Елена Белозерская: Я не знаю, как назвать ту страну, в которой мы живем сейчас. Малороссией?
08.02.11 10:00

Ева Анзина, специально для «Фразы»


Елена Белозерская – популярный блогер. Она известна своими смелыми, провокационными репортажами с самых горячих акций. Ее оперативности могут позавидовать многие коллеги, ведь именно в блог Белозерской журналисты заходят, зная, что их уже ждет эксклюзив. В интервью «Фразе» Елена рассказала о репрессиях против блогеров и журналистов в Украине, идеальном президенте, теракте относительно памятника Сталину и своей политической деятельности.

Елена, мы начнем разговор с вашего блога. Откуда возникла его концепция? Почему вы решили заниматься именно репортажной журналистикой, и как удается «ловить» факты, которые видит не каждый репортер?

Я замышляла свой блог, как независимое СМИ без редакторов, которые меня очень достали. Первый репортаж был с Покровы в 2007 году. Поставила, посмотрела, какая посещаемость и увидела, что людям нравится. Теперь читатели заходят и ждут репортажей, которые съедают все мое время и силы. Может быть, я бы чаще писала политическую аналитику, но нет времени. Три с половиной года работы над блогом, практически на износ.

По отношению к нынешней власти ваш блог провокационен. Вы не боитесь в условиях обыска своей квартиры и бесконечных репрессий, выставлять довольно смелую информацию?

В плане смелости, я такой же человек, как и все, не храбрее и не трусливее многих людей. Я начинала заниматься тем, чем занимаюсь, в совершенно другой стране. При Ющенко, она называлась Украина. Теперь же я не знаю, как назвать ту страну, в которой мы живем сейчас. Малороссией?

При предыдущем Президенте я позволяла себе намного больше, чем позволяю сейчас. А теперь, когда все изменилось, бояться – значит, изменить своим убеждениям. Но я не могу перестать писать, как я писала, думать, как думаю. Получается, что автоматически, с приходом этой власти, я оказалась в оппозиции. И в этой ситуации молчать уже просто нельзя. Публичность – это защита. Она спасает. Если бы я сейчас просто сбежала и захлопнулась в свою раковинку, они бы меня все равно достали за то, что я делала в прошлом. Но тогда меня бы уже никто не знал и никто не защищал: ни нардепы, ни «Репортеры без границ», ни правозащитные организации.

Collapse )
С мегафоном

Начались репрессии в Черкассах! Обыскивают, изымают технику

Только что мне прибыло сообщение от одного из читателей блога:

"8 февраля 2011 в Черкассах правоохранительные органы начали безосновательные репрессии против общественной организации "Воля XXI", известной своей проукраинской, патриотической деятельностью, в частности, благодаря сайту http://www.volya.ck.ua/. Милиция провела обыск у председателя ОО «Воля XXI» Назара Обидзинского и "волевца" Игоря Сычева, у них были взяты отпечатки пальцев, как у уголовников, правоохранителями изъяты компьютер и ноутбук, снята личная информация с мобильных телефонов. Все свои действия «стражи порядка» объясняли смехотворным предлогом розыска мифических террористов".

Получив такое письмо, я немедленно связалась по телефону с Назаром Обидзинским. Вот что он сообщил:

"На самом деле репрессии начались еще на прошлой неделе, в пятницу 4 февраля, когда меня вызвали в Черкасский УБОП и взяли объяснения. Дело в том, что в позапрошлое воскресенье в 12:07 с телефона-автомата в милицию сообщили, что Черкассы в нескольких местах заминированы, требовали денег.
По этому поводу якобы меня и вызвали. Когда я спросил, при чем здесь мы, нагородили бреда: "Вы шли кандидатами в депутаты в органы власти, и у вас была соответствующая программа, и мы сейчас всех кандидатов шерстим".

Господину Обидзинскому, в отличие от меня, разрешили оставить у себя копию постановления суда на обыск. Он зачитал мне формулировку о том, что, собственно, у него искали. Вы вдумайтесь: "По указанному адресу могут находиться предметы и вещи, имеющие доказательное значение по делу".

В переводе: сейчас обыскивать можно каждого, и искать при этом что угодно.
Если после анонимного звонка с угрозами можно будет обыскивать оппозиционеров, звонить и угрожать будут ежедневно.

У Назара Обидзинского изъяли системный блок, у Игоря Сычева - компьютер, ноутбук и листовки патриотического содержания. Похоже, вводят новую практику: под смехотворными предлогами устраивать обыски, санкционированные карманными судами, и изымать технику, чтобы "заткнуть" оппозиционные сайты.
Не молчим!